Господствующие («материалистические») теории динамики численности человека.

В XIX веке во Франции, рождаемость упала. В ХХ веке падение рождаемости охватило весь цивилизованный мир. То есть «парадокс» стал проявляться на уровне государств.

В массовой и публицистической литературе для характеристики сложившегося положения употребляется суммарный коэффициент рождаемости.

Страна

Суммарный коэффициент рождаемости

Австрия

1,41

Германия

1,30

Италия

1,17

Испания

1,07

Чехия

1,14

Польша

1,29

Белоруссия

1,27

Украина

1,09

Россия

1,34

Собственно русские[1]

1,08

Это плохой показатель (Sobotka, 2003). Единственное его преимущество, что он создает иллюзию благополучия у дилетантов. Он не учитывает смертность и поэтому завышает оценку числа детей, приходящихся на женщину за жизнь. Он чувствителен к изменению возраста, в котором имеют место рождения. Суммарный коэффициент рождаемости приблизительно в два раза выше коэффициента размножения. Обычно считается, что для простого воспроизводства нужно, чтобы он имел величину 2,3. Это тоже очень неточно. Часть детей родится вне брака, и не может считаться вполне полноценной. Борисов (2001) рассчитал, что  замужняя женщина для стабилизации коэффициента размножения должна рожать в среднем 2,6 раз. Для того чтобы обеспечить стабилизирующий отбор на прежнем уровне, рождаемость должна быть выше. Нормальные супруги должны желать иметь трёх, четырёх детей. Все же серьезность положения суммарный коэффициент размножения  обрисовывает.

Были предприняты попытки объяснения происходящего.

  • 1) Обычно обыватели, в том числе чиновники и публицисты, объясняют падения рождаемости экономическими причинами. Кроме того, правительство  верит в эффективность запретительных мер.
  • 2) Первая попытка как-то учесть известные факты в области демографии выражалась в афоризме: «города - могила цивилизации». Коэффициент размножения был несколько выше в деревне, чем в городе. Промышленно развитые страны обычно уступали в рождаемости аграрным. Например, в России 15% населения жило в городах, и рождаемость равнялась 47% от ее величины в деревне. В Великобритании соответственно 78% и 24%, во Франции соответственно 41% и 19% (Россия, 1995).
  • 3) Многие связывали демографический переход[2] с тем, что противозачаточные и раннеабортивные средства позволяют человеку прервать цепь инстинктов и физиологических процессов, обеспечивающих оптимальную рождаемость. Это серьезный момент, но, видимо, сам по себе не способный вызвать падение рождаемости до современного уровня, поскольку такие средства известны с глубокой древности.
  • 4) Теория модернизации получила одно время широкое распространение. Колдуэлл (Caldwell, 1978) нашел естественное, с точки зрения западной системы ценностей и запретов, объяснение происходящего: каждый способ производства имеет свои экономические и, зависимые от них, демографические закономерности. Репродуктивное поведение как в допереходных, так и в послепереходных обществах является экономически рациональным в контексте исторически определенных социально-экономических целей, в границах, определяемых биологическими и психологическими факторами.

Колдуэлл рассматривает традиционную семью на основе обширного материала по Австралии, ряду стран от Марокко до Бангладеш, Исламскому региону к югу от Сахары и особенно районы Северной Африки и Юго-Восточной и Южной Азии. Последние регионы характеризуется одним из самых стабильно высоких в мире уровней рождаемости. В результате Колдуэлл приходит к следующим выводам: традиционная крестьянская экономика основана на семье. Семейный способ производства характеризуется производственными отношениями между родственниками, которые дают тем, кто господствует в семье или принимает решения, материальные преимущества. Стремление этих людей поддерживать свои экономические преимущества обычно рассматривается как утверждение «их естественных прав» и нормальное, должное поведение, несмотря на то, что внутрисемейные экономические отношения являются эксплуататорскими и включают скрытые конфликты. Высокая рождаемость выгодна не только наиболее влиятельным членам крестьянской семьи, но и всем ее членам[3]. Пока внутренние отношения семейного способа производства остаются неизменными, брачная рождаемость не будет ограничиваться с целью сокращения размера семьи. Хотя понятие «семейный способ производства» в основном применяется для условий натурального хозяйства, оно может использоваться, по крайней мере, для некоторых периодов в городах с рыночной экономикой, временно не затрагивающей этот способ производства. Иначе говоря, экономическая и демографическая структура семейного способа производства может доминировать в обществах и с ограниченной рыночной экономикой. В целом способы производства в обществе не могут быстро переходить один в другой: они могут длительное время существовать как бы параллельно или взаимодействовать. Семейный способ производства наряду с крестьянской экономикой, включает охоту, собирательство, скотоводство, разные формы земледелия и другие докапиталистические способы производства.

Семейный способ производства демонстрирует живучесть и при капитализме (по крайней мере, временно), как более производительный способ удовлетворения части семейных потребностей, пока он дает материальные преимущества мужчинам — главам семей, т.е. тем, кто принимает главные решения и руководит жизнью семьи в целом. Снижение рождаемости порождено процессом разрушения этого способа производства и его репродуктивных отношений и в свою очередь изменяет производственные отношения в целом.

Вишневский (2000), Севастьянов (2001)и многие другие авторы объясняют падение рождаемости сходным образом.

В настоящее время эта объяснительная схема в основных чертах остается господствующей: человек оценивает дисконтированные выгоды и затраты от рождения детей. Поскольку рождение детей - долгосрочное капиталовложение, то оценивается также риск и вероятность открытия новых возможностей (MacDonald, 2001).

5)Миллер (Miller, 1963) пишет, что современная цивилизация отрицательно влияет на генофонд человеческой популяций. Это происходит в результате разрушения изоляции малых групп и в сохранении жизни людей с генетическими дефектами. В России рост бесплодия, гинекологических дисфункций, доли беременных, нуждающихся в предродовой терапии, действительно имеет место (Гундаров, 2004). Все же пока ухудшение генофонда, вряд ли, следует считать важной причиной падения рождаемости.

[1] Суммарный коэффициент рождаемости в Московской области – 1,042; в Ярославской – 0,981; в Калужской – 1,040, а в Чечне – 3,847 (Демографический прогноз, 2001).

[2] Демографы избегают эмоционально окрашенных слов и поэтому называют распространение разврата и отказ от деторождения демографическим переходом. 



Похожие статьи:

Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации

ekologiyastati.ru@gmail.com