Изменение мнений в репродуктивной сфере.

Рождение ребенка всегда сознательный акт, предпринимаемый на основе имеющихся у мужчин и женщин мнений в заданной системе ценностей. Они оценивают положение и принимают решение.

Причины изменения мнений вообще изучены недостаточно. То немногое, что известно авторам по этому вопросу, вынесено в приложение 1, поскольку это, скорее всего, сфера психологии и социологии. Здесь приводится только то, что известно о фактических изменениях мнений в репродукционной сфере.

В Античном Риме смена ценностей в репродукционной сфере началась во втором веке до Р.Хр.. Возможно, под влиянием греческой философии и поэзии.

Полибий замечает: "люди… не хотят заключать браков, а если и женятся, то не хотят вскармливать прижитых детей, разве одного-двух из числа очень многих, чтобы этим способом оставить их богатыми и воспитать в роскоши"

Ювенал пишет о времени Домициана:

«На позолоченном ложе едва ль ты найдешь роженицу.

Слишком лекарства сильны и слишком высоко искусство».

Или «Восемь мужей в пять лет, вот самая подходящая эпитафия на могилу римской матроны!»

Сенека выражается в том же духе: «Какую женщину может теперь унизить развод, с тех пор, как известные и знатные матроны считают года уже не по консулам, а по числу своих мужей? Они разводятся, чтобы вступить в новый брак, и снова выходят замуж, чтобы опять развестись. Раньше боялись такого скандала, пока он еще случался редко, но с тех пор, как дня не проходит, чтобы не услышать о новом разводе, люди, постоянно слушая рассказы об этом, научились и сами поступать таким же образом».

Тертулиан замечает: «…ни любви, ни взаимной привязанности между супругами в большинстве случаев не существовало. Разврат прочно обосновался у семейного очага. Развод сделался потребностью».

Нужно отметить, что в античном мире процесс проходил в иных внешних условиях. В частности, в Риме существовали суровые законы, поддерживающие власть главы семьи и технология сельского хозяйства была иной, чем сейчас. Несколько раз ветеранам выделялись земли, где они могли вести традиционное сельское хозяйство.

К сожалению, мы не знаем исходных мнений римлян, но можем уверенно предполагать, что они были другими; что в монархическом периоде семья была крепкой и многодетной. Относительно Европы, и России в частности, это точно известно.

В Европе в 1999 г. в связи со вторым демографическим переходом (скачкообразным понижением нравственности) был проведен опрос, имевший целью выявить ценности западных европейцев. Опрошено около трех тысяч лиц в семи странах в возрасте от 18 до 45 лет. Множественный классификационный анализ, после того как были отфильтрованы влияние возраста, образования, характера труда, пола и ландшафта проживания, выявил тесную связь формы жизни с ценностями респондентов. В опросе предлагалось 80 утверждений, выражающих ту или иную степень отхода от традиции. Например, «Брак - отживший институт», «Не возражаю против соседства с гомосексуалистом», «Не верю Церкви», «Не испытываю гордости от принадлежности к своему народу» и т.п.

Сумма случаев согласия опрашиваемого лица с этими утверждениями косвенно выражает оценку модности, не традиционности, современности системы ценностей респондента.

Приведены средние оценки, сгруппированные по формам жизни.

Таблица 4.16

Степень новизны системы ценностей

в связи с образом жизни

 

Respar

Single

Coh0

Coh+

Mar0

Mar+N

Mar+E

FmNu

Северная Европа

29

44

63

49

44

22

35

34

Центральная Европа

63

61

63

47

29

14

29

57

Южная Европа

52

54

64

45

35

16

29

46

Respar - жизнь в семье родителей; Single - жизнь в одиночестве; Coh0 - сожительство (детей нет); Coh+ - сожительство (дети есть); Mar0 - брак без детей; Mar+N – нормальная семья с детьми; Mar+E - полная семья с детьми, возникшая из сожительства; FmNu – одинокие, обычно с детьми. Женщины в этой категории - обычно дети разведенных родителей.

Нормальную семью (Mar+N) образуют люди с относительно традиционной системой ценностей. В случае удачного брака система ценностей укрепляется, в случае неудачи - несколько сдвигается в сторону моды.

Анкеты образуют 13 кластеров, в которых достаточно причудливо сочетаются различные ценности. Естественно, нормальные семьи образуют лица, уважающие семейные традиции (Surkyn a. Lesthaeghe, 2004).

Слюсар и Архангельский (2005) исследовали брачные установки в Новгородской области.

Таблица 4.17

Желание вступить в брак (в %)

Хотели бы Вы вступить в брак?

Молодежь

Подростки (основная масса)

Девушки

Юноши

Девочки

Мальчики

Да, обязательно

47,2

28,4

42,6

20,0

Да, желательно

39,4

28,4

38,6

37,6

Нет

3,9

23,9

8,9

14,1

Трудно сказать

9,4

19,3

9,9

28,2

Группа молодежи (18-29 лет) не представительна, так как включает только лиц, не состоящих в браке. Установки на брак подростков (14-17 лет) свидетельствуют о  разрушении семейных ценностей. Приблизительно 90% подростков полагает, что брак должен регистрироваться.  

Около трети собирается вступить в брак, не регистрируя его, т.е. ориентированы на предварительное сожительство.

Под руководством А. Антонова (2006) в 2004 г. было проведено обширное и интересное исследование репродукционных установок в 20 областях России и был сделан обзор, относящийся к этому вопросу литературы.

В частности, в исследовании были сопоставлены средние величины представлений об идеальном и ожидаемом числе детей с отношением молодых людей к поколению своих родителей. Те, кто с уважением и интересом относится к поколению родителей (их большинство), характеризуются наибольшими величинами — 2,30 (идеальное) и 2,13 (ожидаемое), те, кто относится к своим родителям равнодушно, имеет соответственно величины 2,16 и 2,00, без уважения — 2,07 и 1,79.

«Отрицательная оценка добрачных половых сношений выше всего там, где четко выражено принятие семьи родителей как образца и ниже, где четче выражено неприятие - 15,3% и 8,2% соответственно. Среди тех, для кого родительская семья эталон будущей семейной жизни, меньше оптимальный возраст вступления в брак, рождения первого и последнего ребенка. Другими словами, чем лучше оценивается жизнь в родительской семье, тем вероятнее, что она становится эталоном семейности и тем скорее хочется вступить в брак. Подобное ценностно-мотивационное отношение выражается в незначительном, но превышении индексов ориентаций на семью и брак в сравнении с теми, кто негативно оценивает нынешнюю семью и поколение своих родителей. Таким образом, вечный конфликт отцов и детей нашел демографическое измерение: чем больше разъединение и отчуждение старшего и младшего поколения друг от друга, тем сильнее малодетные и внесемейные ориентации респондентов».

В нашей демографии очень популярны опросы об идеальном, желаемом, и ожидаемом числе детей. Эти опросы прямо связаны с нашей темой и неплохо характеризуют изменения системы ценностей.

Таблица 4.18

Мнения женщин о числе детей в семье в зависимости от уровня образования и дохода

(опрос НИИ ЦСУ СССР 1969 г.)

Группа по доходу на одного члена семьи*

 

Все уровни образования

 

В том числе по ответам женщин с образованием

 

 

 

В среднем

Высшим и незакончен. высшим

Средним общим и специальным

Неполн. средним

Начальн. и ниже

 

Среднее идеальное** число детей

I

4,10

3,98

3,88

3,96

4,29

II

3,01

3,22

2,96

2,97

3,07

III

2,71

2,74

2,63

2,72

2,83

IV

2,58

2,56

2,53

2,63

2,68

V

2,57

2,51

2,54

2,64

2,77

В среднем по всем группам дохода

2,88

2,67

2,72

2,90

3,25

 

Среднее ожидаемое число детей

I

4,23

3,91

3,59

4,00

4,65

II

2,65

2,78

2,50

2,60

2,87

III

2,15

2,09

2,03

2,20

2,39

IV

1,92

1,84

1,84

2,01

2,17

V

1,87

1,71

1,85

2,03

2,15

В среднем по всем группам дохода

2,41

1,99

2,12

2,47

3,10

*Группы расположены в порядке увеличения дохода. В группу I включены семьи с самым низким доходом на одного члена семьи, в группу V – с самым высоким.

**Что скрывается под этим понятием ни респонденты, ни демографы, ни авторы настоящей работы не знают. Но что-то скрывается. Поэтому мы приводим соответствующие цифры в надежде на то, что потомки разгадают эту загадку.

В этом опросе молодые женщины и девушки указывали меньшие величины идеального и ожидаемого числа детей, чем более зрелые.

Таблица 4.19

Ожидаемое (планируемое) число детей в молодежных группах, (%)

(Кузьмин и Бадина, 2003)

Собираются иметь детей
(включая уже родившихся)

В том числе, половозрастные группы молодежи

мужч.

женщ.

14—19 лет

20—24 года

25—30 лет

31—35 лет*

Одного

23,5

31,2

27,7

20,1

26,8

41,2

Двух

57,6

59,1

50,6

70,6

60,9

58,9

Трех и более

12,5

6,3

11,7

18,2

9,3

-

Ни одного

6,4

3,3

10,0

1,0

2,9

-

Среднее число детей

1,825

1,718

1,700

2,152

1,815

нет данных

*— данные малорепрезентативны из-за малочисленности группы

Таблица 4.20

Репродуктивные намерения детей и молодежи

в России в 2004 г.

(Антонов, 2006)

 

Собираются

иметь

детей

Юноши

Молодые

женщины

и девушки

0

0%

0%

1

5.7%

9%

2

65,7%

65,4%

3

21,9%

19,2%

4

3,2%

4,9%

5 и более

3,5%

1,4%

 

Изменились мнения не только о желаем числе детей.

Наконец, у нас есть опыт изменения системы ценностей под влиянием изменения информации.

Таблица 4.21

Результаты информационного и убеждающего воздействия на молодежь

(Сунгатуллина, 2002 и 2003)

Показатель

До воздействия

После

Лучше вступать в законный брак

47,7%

65,8%

Хорошо сожительствовать до брака

17,4%

6,4%

Лучше расти в многодетных семьях.

55,8%

66%

Хорошо воспитываться в однодетных семьях

10,1%

5,6%

Ориентация на малодетность

55,3%

45,4%

Ориентация на среднедетность и многодетность

44,7%

54,6%

Цивилизованный человек потерял способность к воспроизводству в результате быстрого изменения информации, которую он получает в детстве. Вот фактор, ответственный за первый и второй демографический переход. Школьный учитель, публицист, радиорепродуктор, телевизор – вот первопричины демографической катастрофы и моральной деградации.

Демографы, вероятно, ошибаются, когда связывают индивидуальное сознательное поведение со снижением смертности и с общественными интересами. С биологической точки зрения наличие таких связей более чем сомнительно[1]. Опыт социализма показал, что общественный интерес не интересует индивида.

При социализме возникли особые возможности повышения коэффициента размножения для мужчин – последовательная моногамия с разводом после рождения ребенка. Для женщин стал возможен отказ от ребенка в родильном доме. Обе стратегии, нам кажется, начали распространяться и имели будущее, но нам, к сожалению, не известны попытки определить их перспективность. Потомство при этом получалось не вполне полноценное, но возможно количество могло компенсировать некоторое понижение качества. Если бы государство справилось с задачей воспитания, рождаемость могла бы установиться на очень высоком уровне[2].

Старые предрассудки сменяются новыми. Например, многие считают, что бездетные семьи ведут более интересную жизнь. Это не подтверждают социологические опросы. Родители с детьми демонстрируют в сравнении с бездетными супругами более высокую социальную активность в сферах досуга и зрелищ, хотя и имеют в среднем меньший душевой доход.

Из сказанного следует определенное представление о главном факторе в динамике численности человека. Скачкообразное увеличение роли культурной наследственности дало человеку огромные преимущества над животными и растениями, но одновременно явилось его ахиллесовой пятой. Новая кора мозга выполняет функции анализа информации и построения планов и образов, обеспечивающих оптимизацию поведения в рамках заданных критериев. Нисходящие потоки информации от коры могут, в какой-то мере, контролировать эмоциогенную систему, но обычно этот контроль весьма ограничен (Миллер, Галантер, Прибрам, 1964). При разрушение ценностной системы, роль критериев выполняют инстинкты, и поведение становится грубо эгоистическим, так как инстинкты действуют в новой среде, к которой они не приспособлены.

В первом приближении система ценностей, а так же область культуры, где отсутствует легкая и быстрая опытная проверка, меняется случайным образом, мутирует. При этом резко меняется степень приспособленности человека. Во втором приближении обнаруживается связь приращения грубого эгоизма со скоростью роста популяции, а, следовательно, и с плотностью популяции[3].

Поскольку культуру отдельный человек не придумывает, а получает, упорядочивая поток поступающей к нему информации, то именно информация является главным фактором в жизненной системе человека. Система ценностей в некоторых случаях разрушается. Это приводит к снижению рождаемости. В период кризиса и депрессии популяции происходит либо гибель, либо восстановление системы ценностей совместимой с жизнью. Этим можно попытаться объяснить фиксируемую историками цикличность.

[1] На неосознанный отбор половых ролей зависящая от размера семьи составляющая смертности влияет. Этот отбор максимизирует коэффициент размножения, но нейтрален к общественным интересам, если такие существуют.

[2] Рассуждать об эффективных стратегиях размножения - дело бесперспективное. Такие стратегии нужно изучать. В своем поколении я знал одного мужчину, который добился высокого коэффициента размножения (6 детей). Это единственный ребенок в семье, высокоодаренный, особенно в музыкальной сфере, со счастливой наружностью. Его отец и мать были обыкновенными хорошими советскими интеллигентами. Решающую роль в воспитание, видимо, сыграла глубоко верующая тетушка, осуществлявшая в жизни христианский идеал. С некоторого момента юноша обратился к Богу и Церкви. Первый брак, в котором был рожден один ребенок, распался. Во втором - родилось пять детей, один другого лучше.

[3] С увеличением размера культурных единиц (племён, государств, цивилизаций) и уменьшением их числа глобализацией, происходящей параллельно с техническим прогрессом, меняющим среду, стабилизирующий отбор не успевает выполнять свои функции.

В процессе изменения системы ценностей в прошлом имелась некоторая цикличность. Удачное (повышающее приспособленность) изменение культуры приводило к вспышке размножения этноса. Культурная единица росла как за счет размножения народа, в недрах культуры которого произошла удачная мутация, так и за счет расширения занятой ею территории и уничтожения или включения в свою культурную сферу соседей. Неудачная культурная мутация вызывала кризис и приводила к распаду империи и часто к гибели создавшего империю народа. То же, конечно, происходило и, даже чаще, с малыми популяциями, малыми культурными единицами, вроде вандалов или этрусков. Вторая причина, на которую указывает Реньяр, - это создание внутри крупных культурных единиц относительной безопасности и вообще благополучия, в результате чего выжить становится легче и альтруистическое поведение, в частности патриотизм, исчезает. Поскольку система долговременной памяти стремится к непротиворечивости, отдельные виды альтруизма коррелированны между собой, падение патриотизма влечет за собой падение рождаемости.



Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации

ekologiyastati.ru@gmail.com