Предсказание будущего - демография.

Наука сводится к предсказанию. Демография, видимо, еще наукой не стала, а только становится. Это, вероятно, связано с тем, что предмет демографии слишком значителен. Административная верхушка сообщества демографов слишком близка к власти. Прогнозы строятся, но пока еще очень примитивно.

Прогнозом занимаются мощные международные и государственные учреждения,[1] использующие большие модели. Мощные организации обладают специфическими слабостями и опутаны в большей степени, чем отдельные исследователи, всевозможными запретами. Они ищут там, где «светло», используют громоздкие вычислительные схемы линейной алгебры, но не способны взглянуть на проблему по существу, ограничиваясь экстраполяциями.

В конце XX в. в докладах, адресованных правительственным органам, подготовленных Центром демографии и экологии человека под руководством А. Вишневского и отделением демографии Госкомстата России под руководством А. Волкова, утверждалось относительно рождаемости: «…с учетом даже самых последних лет никакой особой тенденции к снижению не прослеживается", "…в обозримой перспективе численность населения России не претерпит значительных изменений" (Население России, 2003; Демографические перспективы России, 2003).

На 2050 год ИСПИ РАН дает население России 80,2 млн. человек.

При сохранении нынешних тенденций рождаемости, смертности и миграции численность нашего населения в 2015 году составит 131 млн. человек, к 2021 году — 123 млн. (Прогноз до 2021 г. Центра демографии и экологии человека при Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН, издание 2000 г.; руководитель, Вишневский А.Г.).

Здесь речь идет о населении, безотносительно к тому будет оно китайским или русским, представлено оно стариками или молодежью.

В последних прогнозах, выполненных менее формально, начинают фигурировать такие переменные, как общественное согласие и социальное неравенство. Это, конечно, прогресс, но скромный. Факт вымирания русского народа при этом также отмечается. Медков (2003) вполне справедливо указывает слабости существующих моделей и говорит об изменении ценностных установок в обществе. Согласно Медкову в ближайшие 10-20 лет «российская» средняя женщина будет рожать 0,8-0,9 ребенка и падение численности будет на треть больше чем сейчас.

Простейший прогноз можно сделать, экстраполируя зависимость, показанную в начале главы.

Рис. 4.3  Прогноз изменение рождаемости в России в XXI в.

Восстановление рождаемости до уровня, обеспечивающего воспроизводство, в соответствии с этим примитивным прогнозом, можно ожидать к началу XXII в. За это время численность русских сократится до столь малой величины, что их выживание маловероятно.

Наша цель не прогноз, а понимание сущности процесса[2] и поиски путей, которые могут предотвратить вымирание.

Были построены две простенькие модели, в первой из которых оценивался результат наследуемости рождаемости, во второй - была сделана попытка продемонстрировать возможность предсказания общественного мнения (Семевский, 2005а, 2005б).

Сделанные нами прогнозы отличаются от вышеописанных горизонтом предсказания. На коротком промежутке времени все попытки предсказания приводят к одним и тем же результатам. Имеющиеся расхождения несущественны. Мы рассматриваем больший промежуток времени. Все фактические данные, собранные демографией, указывают на то, что рождаемость меняется медленно. Это оправдывает долгосрочный прогноз и приводит к выводу, что мы имеем дело с катастрофой. Не зависимо от того, будет ли впредь рождаемость подниматься или падать, плотность популяции упадет до величин угрожающих и делающих практически неизбежной гибель русского этноса.

Наследуемость семейной рождаемости – обстоятельство, препятствующее снижению рождаемости при отсутствии сопротивления среды. Средняя плодовитость человека равна 11-ти живым новорожденным на женщину и варьирует от О до 30 (Борисов, 1976). Если средняя женщина рожает меньше достаточного для воспроизводства числа детей, сопротивление среды больше нуля. Опыт гуттеритов (протестантская секта, не допускающая детоубийство и воздержание, средняя рождаемость 12) показывает, что в цивилизованной части человечества сопротивление материальной среды равно нулю или близко к нулю.

Наследуемость рождаемости приводит в течение нескольких генераций (4-8 генераций, или 100-300 лет, (Семевский, 2005а)) к восстановлению достаточной для воспроизводства рождаемости.

Рис. 4.4 В результате частичного запечатления размера родительской семьи, упавшая рождаемость, в условиях отсутствия сопротивления среды, медленно восстанавливается до оптимального значения

В современной России рождаемость существенно ниже оптимальной и ее величина определяется духовными причинами. Это трудно понять обывателю, а, следовательно, и чиновнику, который всегда является стихийным (вульгарным, на советском языке) материалистом[3]. Рождаемость опускалась, несмотря на то что в каждой генерации XX в. действовала сила, стремившаяся восстановить ее на оптимальном уровне. Следовательно, популяция испытывала какое-то непрерывно увеличивающееся давление, понижающее ее.

Мнения людей (в ценностной сфере) - наиболее вероятная причина понижения рождаемости.

В первом приближении процесс изменения мнений - случайный процесс, так как мнения не связаны с выживаемостью порождающих мнения интеллигентов. История показывает, что это процесс, в случае фундаментальных ценностей, имеет медленно затухающую корреляционную функцию. Мнения меняются в соответствии с изменением их убедительности. Убедительность слабо связана с истинностью. Убедительность может исследоваться методами опытной науки, но сделано в этом направлении мало.

Мы объясняли падение рождаемости в XX в. ростом эгоизма. Рост эгоизма, в свою очередь, объяснялся падением авторитета религии и возрастанием авторитета опытной науки. Достижения опытной науки и усложнение технологии вызывало удлинение периода школьного образования, изменение практики родов. Эти процессы понижали рождаемость, что выражается отрицательным знаком коэффициента при линейном члене (рис. 4.4). При этом обыватель с XVII в. и до конца XX в. делал две ошибки. Замечательные успехи опытной науки ошибочно распространялись на философию, в частности, на сферу ценностных суждений[4], и из успехов опытной науки и математики делался ошибочный вывод о мощи индивидуального человеческого рассудка[5]. В результате среди молодежи возникали атеистические, революционные, феминистские и т.п. движения[6].

Если средний человек верит в мощь своего интеллекта, то гуманитарный интеллигент уверен в этой мощи «до мозга костей». Талантливые писатели, сценаристы, публицисты убеждают молодежь родить меньше детей. Это делается бессознательно. По законам искусства удобнее изображать бездетные и малодетные семьи, а еще лучше - любовников. Интереснее убийцы и сыщики, не пьянеющие пьяницы и развратники, стремящиеся найти свой идеал, охотники за приключениями, деньгами, славой. В результате молодежь усиленно убеждается снизить свои, вынесенные из семьи, представления о желательном числе детей.

Здравый смысл (в существующей системе ценностей) также понижает установку относительно желательного числа детей.

Дети делают жизнь менее комфортной. Беременность создает реальные неудобства для жены (и в меньшей степени для мужа): тошнота, невозможность зашнуровать ботинки, боли при родах, бессонные ночи, если ребенок плохо спит, неизбежный перерыв в профессиональной деятельности и, как следствие этого, необратимое отставание от конкурентов, понижение экономического уровня жизни, дополнительные заботы, беспокойства и огорчения. Эгоисты предпочитают не связывать себя не только детьми, но и обязательствами половому партнеру.

За рождение детей говорят следующие соображения. Туманные надежды на вечную жизнь. Парадоксальный факт независимости ощущения счастья от вполне реального снижения комфортности. Возможность часто, в большей или меньшей степени, создать в семье отношения, значительно превышающие по своему качеству отношения господствующие во внешнем мире.

Аргументы против рождения представляются эгоисту значительно более убедительными.

Нарушения постнатального онтогенеза точно характеризует происходящее для биолога. Для специалистов с иной подготовкой удобнее то же самое изложить в других терминах. Человек получает в семье более или менее совместимую с жизнью информацию и установку на деторождение. Поток внешней информации убеждает его снизить эту установку. Если установка снижается более чем на 15%, популяция обречена на вымирание[7].

Опросы школьников старших классов показывают, что их представление о числе детей в их будущих семьях (в среднем 2,13) совпадает с числом детей в семьях родителей (в среднем 2.05) (Антонов, 2006). Это указывает на то, что снижение семейной установки происходит уже к окончанию школы[8]. У респондентов, происходящих из однодетных семей, ожидаемое число детей было равно - 1,96; из двудетных – 1,99; из трехдетных – 2,22 (Антонов, 2006). Отсюда, как будто, следует тот же вывод, поскольку известно, что дети выросшие без братьев и сестер считают себя ущемленными, стремятся создать большую семью, но это им редко удается. Следует также иметь в виду, что фактическое число детей всегда меньше ожидаемого.

Данные в высшей степени ненадежны. Желательно было бы иметь данные об изменении репродукционной установки с дошкольного возраста лет до 40 у одних и тех же лиц, но нам такие данные не попались.

Медленное распространение понимания ложности представления о прогрессе в ценностной сфере и самомнения восстанавливает авторитет религии и традиции. Это выражается положительной величиной коэффициента при квадратичном члене.

Мы не сумели собрать достаточный фактический материал и не пытались построить имитационную модель, предназначенную для сколько-нибудь точного предсказания, но продемонстрировали, что и то и другое возможно. Тщательное количественное изучение литературы, программ школьного образования и поведения людей (к примеру, пьянства), прогресс в области передачи информации и технологии предотвращения и прерывания беременности по поколениям и социальным группам может дать необходимые данные о движении идей, но это задача для историков, а не для биологов. Есть основания предполагать, что историки могут получить картину изменения содержания памяти людей, принадлежащих к различным социальным группам, за достаточно длительный промежуток времени с достаточной точностью.

Имитационная модель позволяет выбрать подходящую форму используемой для аппроксимации функции. Мы старались выбрать наиболее простую форму. В частности, мы пользовались моделью с не перекрывающимися поколениями, что вряд ли может существенно повлиять на выводы. Приняли равномерное распределение числа детей на семью, что, конечно, не соответствует действительности, но также, вероятно, несущественно.

Модель построена с целью демонстрации возможности стандартного научного подхода к исследованию причин снижения рождаемости.

Полученные результаты представлены на следующей диаграмме.

Рис. 4.5 Доля православных в русском народе

Восстановление нравственности  до уровня XIX в. следует ожидать через 300 лет.

Полученные результаты, в общем, совпадают с точкой зрения добросовестных демографов.

Русские, как этнос, могут вообще сойти с исторической арены. С очень тяжелыми экономическими и военно-стратегическими проблемами придется столкнуться уже в начале грядущего века (Бернштам, 1990).

Перед нами - перспектива сокращения численности русских вдвое при очередной смене поколений, то есть через 40 - 50 лет (Козлов В.И. 1995).

«Специалисты-демографы вполне отчетливо сегодня осознают (даже те, которые придерживаются апологетических и мальтузианских позиций в отношении массовой малодетности российских семей), что без активной демографической пронаталистской политики рождаемость в России не повысится никогда»[9] (Антонов, 2005).

Нет никаких оснований надеяться на активную, и тем более разумную, «демографическую пронаталистскую политику». Власть в России эгоистична еще более чем народ и у нее иные интересы.

Мы получаем социальное наследство в виде груза тенденций, которые, хотим мы того или нет, формируют нас, но наша способность осознавать этот факт спасает нас от опасности быть жестко детерминированными (May, 1971).

Исходя из теорий психологической реактивности (Brehm, 1966), самоосуществляющегося пророчества (Merton, 1948) и эффектов ожидания (expectancy effects; Gergen & Taylor, 1969), мы могли бы предсказывать и контролировать последствия распространения мнений (Герген, 1998). Однако эгоисты жестко детерминированы и не способны делать, что-либо не входящее в круг их личных интересов.

При всей безнадежности и неточности предсказания, круг возможных действий личности достаточно определен.

Эгоистам следует помнить, что ни образование, ни деньги не делают человека счастливым.

Альтруисты и без нас знают, что им делать. Из сказанного следует, что как минимум они (альтруисты), в вышеопределенном смысле, вечную жизнь иметь будут.

Запечатление, или передача, наследуемость семейной культуры восстанавливает оптимальную величину рождаемости. Есть основания предполагать, что ложная в биологическом смысле система ценностей начала отмирать и совместимые с жизнью ценности медленно возрождаются. Оптимальная рождаемость может восстановиться лет через триста.

[1] Департамент экономической и социальной информации и политического анализа Секретариата ООН, Бюро цензов США, Госкомстат РФ, Центр демографии и экологии человека, ИСПИ РАН.

[2] Наметившийся перегиб кривой можно, например, объяснить тем, что рождаемость не может быть отрицательной величиной, и мы просто неудачно выбрали ее форму.

[3] Не вульгарный диалектический материализм не определяет материю на основании того, что определение подразумевает отнесение этого понятия к более общему, а материя - самое общее понятие. Если «нечто» не определено, то оно и есть «нечто», или неизвестно что.

[4] В XIX в. все были уверены в нравственном прогрессе. Спенсер утверждал, что со временем нравственность будет возрастать. Чернышевский писал об этике: «При первом приложении научного анализа вся штука оказывается простою до крайности». Марксисты были уверены, что после победы революции преступность исчезнет. Мечников писал, что с дальнейшим прогрессом науки правила нравственного поведения будут все более и более совершенствоваться.

[5] Камю, например, пишет: «Ум, озаренный светом сердца, – единственный Бог» (Камю,1992).

[6] Все эти движения содержали долю истины, но гипертрофировали ее. Человек просто неспособен по своей природе учитывать одновременно множество обстоятельств и возможных последствий своих действий.

[7] Здесь мы опираемся на результаты имитационного моделирования. Устойчивое значение суммарной рождаемости при 20% её понижении равно 1,1 ребенка на женщину, при 15% - 2,1, при 10% - 2,9.

[8] При копировании семьи родителей средние по семьям ожидания детей должны были бы быть процентов на 20 выше.

[9] Антонов неправ. Эгоисты сами, с минимальной поддержкой со стороны государства, убивают 2/3 своих детей; рождаемость восстановится, когда они исчезнут.



Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации

ekologiyastati.ru@gmail.com