Развлекательная литература.

Письменность появилась 7 тыс. лет назад. Хотя книги были недоступны подавляющему большинству человечества, их роль как источника информации в прошлом достаточно велика, так как иногда грамотные устно передавали прочитанное неграмотным. Древнерусская литература глубоко и с любовью описана Д.С.Лихачевым. Древние авторы обладают «высокой моральной и эстетической культурой, создавшей величайшее и могущественнейшее государство Европы». В этой литературе мы находим «религиозно-моральные призывы», «всепоглощающее патриотическое чувство», понятие «воинского долга», уверенность «в божественной справедливости и предначертанности всего совершающегося». «Всех древнерусских авторов объединяет одна черта – их всепоглощающая любовь к родной им Русской земле. Они любят свою родину, гордятся ею, скорбят о ее неустроениях».

Широкое распространение в Киевской Руси и позже имеет переводная византийская литература: Священное писание, творения святых отцов, жития святых и исторические произведения.

Рукописная литература сосуществует рядом с устной традицией: былинами, сказками, песнями.

При монголах литературная жизнь полностью не прекращается. В Слове о погибели Русской земли, повести о Евпатии Коловрате выражаются патриотизм, любовь к России, к ее природе, людям, воинской доблести. Слова Серапиона (епископа Владимирского) дают объяснение исторического процесса. Татарское иго - наказание за грехи.

Кирилл Белозерский увещевал князей прекратить междоусобицы, народ - бросить сквернословие и пьянство.

Жития Меркурия Смоленского, Михаила, князя черниговского и боярина его Федора, Михаила Тверского, святого благоверного князя Александра Невского, благоверного великого князя Московского Дмитрия Донского, Сергия Радонежского дают образцы жертвенного служения Церкви Христовой, стойкости, мужества, наряду с милосердием и кротостью, щедростью и трудолюбием.

С появлением бумаги (XIV в.)[1] и книгопечатанья (XV в. в Германии, XVI в. в России) книга - основная форма внешней памяти человека. В России первые печатные книги имеют нравоучительное содержание и внушают высокую мораль. Широкое распространение, кроме Священного Писания, имеют также жития Святых. Постепенно увеличивается доля книг с научным, а позже, и развлекательным содержанием. В России в XVI – XVII вв. следует отметить «Задонщину» – историческое произведение патриотической направленности. Повесть о Дракуле, описывающая жестокость, - своего рода предвестник литературы ужасов. Домострой – наказ сыну по домоводству и семейной жизни[2] - содержит много полезного и для современной семьи. Например, «отнюдь беречися жене от пьянаго пития; пьяный муж дурно, а жена пьяна в миру не пригоже». Неизвестный автор обязывает сына «быть во всем христианском законе», «служить царю верою». Еще шире был распространен Измарагд (Лихачев, 1981).

В XVIII и XIX вв. идет непрерывное и быстрое снижение морального уровня литературы. Творчество Кантемира имеет очевидную антирелигиозную и антинациональную направленность. Ломоносов и религиозен и патриотичен, мощь его таланта неоспорима. Державин все пишет правильно, но с меньшей силой. Не переоценивает поэзию, сравнивает ее с «вкусным лимонадом»; честно служит государству. Новиков и Радищев - предвестники грядущего рокового раскола между властью и интеллигенцией. Увеличивается количество иностранной, в основном французской, литературы в России, влияние которой распространяется в сравнительно узком слое аристократии. Появляются Вольтерьянцы. Пушкин - первый профессионал с большим талантом, и с высокой самооценкой[3]. Он реализует права, данные манифестом о вольностях дворянства, и отличное образование, полученное за счет государства. «Бичует» крепостников, но сам пользуется трудом крепостных крестьян, не обременяя себя службой. Православная культура не может быть отброшена в одночасье. Пушкин видит красоту добродетели, не лишен патриотизма, симпатизирует народу, но грех его также привлекает и он одевает его в поэтические одежды. В «немом лезвии блещущем в очи злодею», «в последних содроганиях», можно легко обнаружить зародыши будущего.

Далее художественная русская литература в целом следует по намеченному Пушкиным пути.

Достоевский вспоминает о душе и православных ценностях, и пытается противостоять разложению общества. Лесков видит в России не одно дурное. Ранний и зрелый Толстой понимает, что такое дворянская честь, патриотизм и порядочность, но не чтит предков и не хочет отдавать «кесарево кесарю». В конце жизни пытается создать новую религию.

Перед революцией литература в целом аморальна[4]. У Чехова, Островского и Бунина патриотические и вообще высокие ноты просто невозможны, «маленький человек» в центре внимания. Для занимательности эти «маленькие люди» совершают большие преступления. Природа в русской литературе занимает большое место (сказывается жизнь в имениях) и описывается с непревзойденной силой.

«Тихий Дон» Шолохова возвращает нас назад к язычеству. Автор высоко ценит воинские доблести, земную любовь, милосердие и не лишен патриотизма. Но даже намека на осуждение супружеской измены в романе нет. Булгаков прямо старается восстановить утраченную систему ценностей, за исключением заповеди о прелюбодействе.

В советское время известная моральность литературы поддерживалась искусственно. Однако провозглашаемые ценности – любовь ко всем трудящимся - были не выполнимыми и, вероятно, вызвали к концу периода отрыжку в виде грубого беспредельного эгоизма. В демократический период, когда цензурные ограничения были сняты, литература опустилась скачком и писатели раскрыли свою систему ценностей.

Илья Стогов, описывая жизнь советской и постсоветской антикультуры, пишет: «Плюнуто было во все, во что можно было плюнуть». Антикультура заняла господствующие позиции, стала современной культурой. Чтобы выделиться из толпы писателей, нужно либо писать лучше других, что крайне сложно, либо писать не то, что принято - это проще. Еще проще писать, как писали  за границей некоторое время назад, подражая Селину, Эко, Мураками.

Массовая литература, в основном детективы, превышают классику в 19 раз по тиражу.

Есть и более приличная литература, но она тонет в потоке низкопробной, и не запоминается.

Роль литературы в России была не оправдано велика. «Интеллектуальное направление каждой данной эпохи лучше всего может быть охарактеризовано именем литературного критика, который в то время имел наибольшее влияние. Белинский, Чернышевский, Добролюбов, Писарев являлись главными представителями мысли в тогдашнем поколении образованной молодежи» (Кропоткин, 1907).

В XIX в. в России произошло обожествление литературы. «Обезбоженный читатель воспринял учительную роль литературы с радостью и энтузиазмом. Писатели стали властителями дум» (Перевезенцев, 2003).

Литература искажает действительность ради занимательности. В предыдущем периоде описывались сильные страсти, большая любовь; сейчас - выдающиеся половые возможности. И то и другое встречается редко. Человек характеризуется множеством свойств, и их метрика обозначается словами хороший и плохой. Эти слова обозначают положительное и отрицательное отклонение от среднего. Думаю, что искусство всегда приносило некоторый вред, и что сейчас этот вред увеличился[5].

Снижение рождаемости в сословиях, в общем, следует за распространением грамотности и распространением развлекательной литературы.

Сейчас книга уступила свою роль телевизору и грамотность не требуется.

[1] В Китае - во II в. до Р.Х., в арабском мире - в IX в., в Италии - в XIII веке.

[2] Это произведение широко и недобросовестно использовалось прогрессистами, для того чтобы опорочить нашу старину. В XVI в. во всей Европе, и в том числе в России, было распространено мнение о полезности физических мер воздействия в воспитании. После Скиннера распространилось мнение о предпочтительности поощрений. Домострой много говорит о наказаниях, но значение слова сейчас иное, чем в Московской Руси XVI в. Тогда наказание (корень наказ) - это распоряжение, указание. Для воспитания детей действительно рекомендуется суровость. Но Домострой начинается с поучения, наказа, вразумления «быти во всяком христианском законе, и во всякой чистой совести и правде, с верою творяще волю Божию и храняще заповеди Его; себе утверждающе во всяком страсе Божие и в законном жительстве; и жену поучающе, тако же и домочадцев своих наказующе: не нужею, ни ранами, ни работою тяжкою; имеюще яко дети, во всяком покое: сыты и одены, и в теплом храме, и во всяком устрое».

[3] Имеется в виду прекрасное по форме стихотворение «Пророк», в котором поэт проявляет нехристианскую гордыню.

[4] Пожалуй, за исключением Гумилева.

[5] Искажает картину мира, обеспечивающую жизнеспособность.



Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации

ekologiyastati.ru@gmail.com