Изучение трофологии - МЕТОДИКА И МАТЕРИАЛ.

Изучение трофологии с изложенных выше позиций и практическое использование предложенных количественных показателей интенсивности различных трофологических процессов при современном уровне экологии легче осуществлять экспериментальным путем. В оценке эксперимента, как метода изучения биологических процессов, мы принимаем следующий принцип: эксперимент не должен в лаборатории повторять природные условия, но, наоборот, лишь специально созданная обстановка, как правило, никогда не осуществляемая в природе, дает возможность вскрыть закономерности, не познаваемые путем наблюдений в среде, несущей весь сложнейший комплекс причин и следствий.

Это положение отнюдь не следует понимать таким образом, будто мы противопоставляем данные эксперимента и результаты анализа естественных условий. Мы хотим лишь подчеркнуть право экспериментатора и даже его обязанность по желанию схематизировать условия существования животного, выделять отдельные факторы, варьировать по желанию другие и т. д.

«Наблюдение собирает то, — говорит Павлов—что ему предлагает природа, опыт же берет у природы то, что он хочет...»

В чисто экспериментальных дисциплинах, как например, физиология или микробиология, эти оговорки были бы достаточно тривиальными. Однако экспериментатора-эколога нередко упрекают в том, что он помещает подопытные объекты не в естественные условия и что полученные им результаты не могут бьгть распространены на природу. При этом забывают, что стандартных природных условий нет и результаты, полученные в одних природных условиях, не могут быть перенесены <в другие природные условия. Цель же при экспериментальном анализе, и при работе в естественной обстановке одна  вскрыть реальные закономерности природных явлений, хотя пути каждого из этих методов различны. Эксперимент и наблюдения в природе не противоречат, но лишь дополняют друг друга.

Поэтому, не претендуя на возможность немедленного распространения применяемых нами методов изучения трофологии на естественные условия и понимая невозможность этого, во всяком случае в настоящее время, мы считаем, что лабораторные опыты могут дать материал соответствующего характера и необходимой точности, чтобы его можно было подвергнуть дальнейшей обработке и после этого сопоставить с природными явлениями.

При организации опытов, как со стороны оформления внешних условий, а главное, со стороны подбора подопытного материала, основное внимание обращалось на чистоту и объективность получаемых данных. Необходимым условием всякого эксперимента является его воспроизводимость (в смысле получения идентичных результатов). Вместе с тем, если в физических и химических опытах эта воспроизводимость почти абсолютна, в физиологических она уже значительно относительнее, то в экологических, где объектами являются даже не органы, а целые организмы и их комплексы во всей сложности индивидуальных особенностей, получить желаемую степень воспроизводимости практически невозможно. Поэтому все серии опытов, где каждый из них являлся отдельной вариантой, значение которой может быть оценено лишь при сопоставлении с другими опытами данной серии, ставились одновременно, на максимально однородном материале. Таким путем мы получили материал удовлетворительного качества, но сопоставление результатов опытов в экологических сериях, поставленных, казалось бы, в идентичных условиях и на внешне тождественном материале, но в другое время, дает некоторое, как правило, небольшое, но ощутимое расхождение.

Необходимость пользоваться для каждого количественно выражаемого вывода величинами, получаемыми в результате одной серии опытов, чисто физически ограничила возможность многократного повторения отдельных опытов для получения статистически надежных средних величин. Поэтому каждый опыт дублировался и совпадение количественных результатов в двух параллельных опытах служило критерием достоверности полученных данных. В случае, когда результаты параллельных опытов не совпадали, опыт считался не удавшимся и повторялся снова. Таким образом, в приведенных ниже таблицах все цифры являются средними величинами из двух параллельных опытов.

Положив в основу изучения вопросов трофологии принцип количественного анализа явлений, мы в некоторых случаях, где считали это возможным, прибегали к математической интерпретации получаемых данных.

Применение математических рассуждений и математического способа описания биологических материалов, за исключением методов вариационной статистики, только начинает проникать в биологию и до настоящего времени не вошло в повседневную практику биологических исследований. Поэтому, мы считаем необходимым остановиться на некоторых положениях, которыми мы руководствовались в этой работе.

Современный уровень экологических исследований не представляет возможным пользоваться математическим аппаратом, адэкватным сложности изучаемых явлений, Происходит это не только в результате недостаточной точности исходных материалов, но главное затруднение заключается в многогранности любо То экологического процесса и огромном количестве привходящих обстоятельств, учет которых с четкостью, необходимой для включения их в дальнейший ход математических выкладок, невозможен. Поэтому математическая интерпретация биологического явления всегда несколько условна и приближенна не только по степени точности, но. и по существу самого анализа. Отсюда необходимым условием математической обработки биологических данных является определенная, заведомо сознаваемая схематизация процесса. «Но, благодаря этой схематизации,—говорит Павлов,— мы можем итти вперед в объективном изучении предмета — и в этом ее оправдание и смысл».

С другой стороны, как это уже с полной очевидностью доказано многочисленными исследованиями, охватывающими также и экологические проблемы, применение математических приемов анализа дает в руки исследователя мощное оружие, с одной стороны, для предельно лаконического и четкого описания полученного результата и, с другой—для получения выводов, подойти к которым чисто логическим путем бывает почти невозможно.

В наших исследованиях мы использовали два пути математической обработки получаемых данных. Там, где это было возможным, мы прибегали к аналитическим приемам, пытаясь на основании ранее полученных зависимостей или чисто логических предпосылок составить уравнения, решение которых приводило нас к тому или иному выводу. Там, где этот путь, наиболее совершенный, оказывался по каким-либо причинам неприемлемым, мы считали полезным дать эмпирическое уравнение, удовлетворительно отображающее полученную закономерность. Наконец, как будет видно при изложении экспериментальной части настоящей работы, в ряде случаев мы вообще отказывались от математического анализа, считая, что качество исходных данных и сложность наблюдаемой картины не дают возможности без неоправданно грубых допущений пользоваться математическим аппаратом.

Заметим также, что, учитывая непривычность широкого круга биологов к математическим приемам анализа, мы насколько возможно избегали пользоваться относительно сложными формами математических рассуждений.

 

Серьезным вопросом является степень точности получаемых цифр. Насколько это было возможно, мы стремились к тому, чтобы предпоследний знак в приводимых нами величинах имел вполне конкретное содержание. Последний знак уже не обладает этим.

Свойством крайних выражениях показывает Лишь тенденцию: данной величины. Поэтому никаких выводов, построенных на.совпадении или расхождении последних знаков, в работе не делается.

Основными подопытными животными являются рыбы. Выбор данного подопытного материала определялся тремя моментами: во-первых,. стремлением продолжать изучение трофологии на материале, который после работ многочисленных исследователей сталтрадиционным, во-вторых, личным опытом автора, который, в результате многолетних экспериментальных работ по изучению питания рыб, более уверенно оперирует с данными животными, чем с какими-либо другими. Наконец, выбор рыб в качестве объекта исследований определялся стремлением к решению вопросов непосредственного хозяйственного значения.

Большое значение для получения максимально идентичных результатов и вообще для успешного проведения опытов имеет видовой состав подопытных рыб.

Большая часть опытов проведена над обычными для дельты Волги пресноводными и полупроходными видами. Лишь при изучении йосве йых пищевых отношений, занимающих в наших исследованиях важное положение, мы воспользовались видами, ставшими почти «классическими» [124] в экспериментально-ихтиологических работах — золотая рыбка — Carassius auratus, карликовый сомик амиурус — Amiurus nebulosus и голубой окунь — Lepomis gibbosus1. Наибольшее же количество опытов проведено с сазаном и его прудовыми расами: карпами чешуйчатым и зеркальным. Возраст подопытных рыб колеблется в предел ах от нескольких дней до 2—3 лет.

Потребленная пища учитывалась тремя методами: по остатку от количественно заданного корма, подсчетом съеденной в присутствии наблюдателя, пищи-и по результатам вскрытия и анализа кишечника. Выбор одного из этих способов или их комбинация определялись спецификой данного опыта. Детали техники постановки опытов, изменявшиеся в зависимости от поставленной задачи, даны при изложении результатов работы.



Похожие статьи:

Нашли неточность, аошибку в тексте?

Выделите текст и нажмите
Ctrl + Enter и напишите вашу версию текста.
Спасибо.

Мы бесплатно разместим статьи, тексты, книги, публикации

ekologiyastati.ru@gmail.com